Номинация
Снести нельзя построить

Присуждается за лучшее освещение работы рынка недвижимости и выявление фактов архитектурного бандитизма

Гибель Оскольской пальмиры

В 2015 году общественность города Старый Оскол забила тревогу: администрация Старооскольского городского округа внесла в списко ветхого жилья, подлежащего сносу старинный особняк в исторической части города - Дом Петра Воейкова. Несмотря на то, что примеров хищнического уничтожения старинной застройки  в нашем провинциальном городе более чем предостаточно, никто до конца не верил в то, что у просвещенного руководства благополучного в прошлом города, имеющего на своем гербе символ города-крепости, поднимется рука снести это здание. Приезжий генерал-налоговик, о котором наслышаны жители республики Коми и Санкт-Петербурге, напомнил старожилам Старого Оскола усвоенную им истину: наследие мешает бизнесу. И если его величество, его власть что-то решили за народ, то ничего эту власть уже не остановит. Никакие доводы разума! Каждый князек в своем карликовом государстве - царь и бог, каким он себя мнит.  Люди, собравшие 1000 подписей, куда только не обращались, чтобы остановить зажравшегося градоначальника - и в Фонд по охране культурного наследия, и в Управление культуры города и области, все оказалось тщетно. Культура стала раз за разом проигрывать цивилизации. Мир не спас красоту. В городе случился культурный коллапс. Оказалось бессмысленным и нелепым существование: Краеведческого музея и Управления по архитектуре и культурному наследию, ибо в части функций и названий они оказались не соответствующими запросам горожан. Существующие табу в обществе, движимом интересами олигархов, распространяются и на сферу СМИ. Влияют на сознание людей, делают их безразличными к судьбе своего города и своей страны. Так и хочется процитировать подходящее для данного случая высказывание Максима Горького: "Плодовит и жирен пласт всякой скотской дряни..." Современное общество, считающее необязательным сохранение культурного наследия, обречено. Оно уничтожит самоуважение  всех и каждого, превратит Россию в потребителя западной культуры, заставив уничтожить свою собственную, ту, что создавалась тысячелетиями духовными усилиями наших предков и на их средства. Уничтожая здание предводителя Дворянского собрания Петра Воейкова, местный градоначальник стер с лица земли память, оставленную древними зодчими-архитекторами и многими поколения, нашими предками на нашей российской земле. Эти события очень напомнили события по сносу древних памятников в сирийской Пальмире, когда террористы решили показать свое лицо и снесли одну их его достопримечательностей. С поправкой на кризис и Центральное Черноземье, хочется сказать:  и они не ведают, что творят. 

ГИБЕЛЬ ОСКОЛЬСКОЙ ПАЛЬМИРЫ

Осенью 2015 года прекратила свое существование одна из архитектурных жемчужин Древнего мира - Триумфальная арка в Сирии. В то же самое время в Старом Осколе развернулась борьба за сохранение местной достопримечательности – старинной арки, своим цветом напоминавшую ту самую римскую орнаментальную арку. Владения Петра Воейкова в 21 веке оказались вне закона у местной администрации. И это несмотря на Устав территории и другие плоды законотворчества, призванные поставить заслон вандализму!

Говорят, в Великую Отечественную войну в соляных подвалах этого здания прятались горожане. Кому-то оно спасало жизни во время облав гитлеровцев на партийных работников. Но пролетарская ненависть и вкус наживы у некоторых наших соотечественников так взыграли, что спустя 112 лет Дому Воейкова "припомнили" его дворянское происхождение. Согласно Городскому Музейному архиву, владельцем особняка 1904 года постройки был предводитель городского дворянского собрания Петр Антонович Воейков (не путать с Войковым!). Ранее, в 1811 году, на х.Игнатовка Старооскольского уезда на средства его родственников, Петра Иоановича и Феодосии Антоновны Воейковых, была воздвигнута 3-х главая Церковь Рождества Иоанна Предтечи (сейчас там, у родника, сохранилась лишь небольшая часовенка). Род Воейковых в этой же Курской губернии прославился отцом и сыном, настоятелями православных приходов. Вероятно, все это помешало во времена богоборчества и в советское время внести родовой Дом Воейковых на улице Комсомольская-56 в Старом Осколе в реестр памятников культурного наследия. Прямое попадание авиабомбы в часть обширного особняка в годы оккупации 1942 года оставило только половину здания. После войны старооскольцы восстановили утраченное наследие. А спустя 70 лет после Победы это историческое место кому-то показалась испытательным полигоном... Насколько хватит терпения у людей.

ЗАКОН ОМЕРТЫ

«Нет, это наша земля! Что хотим с ней, то и делаем», - воскликнул один из начальников Земельного комитета на просьбу пришедшей к ней активистки остановить разрушение Дома Петра Воейкова. «Этот дом не вписывается в окружающую архитектуру», заявили там. Дальше со стороны мэрии началось заигрывание с Фондом по охране культурного наследия. Обет молчания (омерта) и лицемерие чиновников, окружившие последние события вокруг знаковой достопримечательности Старого Оскола, явились предметом моего расследования. О том, что представители культуры начали сбор подписей в защиту дома, стало известно осенью 2015 года. Прошли 4 месяца следующего года... Казалось, договоренности между культурной общественностью и администрацией достигнуты. И я немало удивился, когда заметил: с крыши заброшенного здания начала пропадать кровля. В один из дней не выдержал и вызвал полицию. Прибывший на место происшествия наряд никого из застигнутых врасплох разборщиков здания задерживать не стал, а пояснил: «Мы сами родились в Старом Осколе, но Городской администрации запретить не можем». К слабому вниманию силовиков следует отнести расследование причин пожара, в одну из ночей уничтожившего деревянную лестницу в Доме Петра Воейкова. Кроме того, удалось выяснить, что собранные подписи хранятся в столе одного из «ответственных» работников городского Управления культуры. Дать ход этим документам никто не решался. Как будто в воздух Президентом В.Путиным 27.12.2015 года было сказано: «Сохранение исторической памяти – один из ключевых приоритетов. Особая роль принадлежит здесь материальному культурному наследию...Прошу Минкульт сформировать четкие предложения по защите памятников как федерального, так и регионального, да и местного значения от уничтожения и варварского с ними обращения». В начале 2016 года свою работу начал Государственный Фонд по охране культурного наследия. Тогда я выпросил в местном Управлении культуры оригиналы списков, в которых без малого 1000 человек поставили свои инициалы под обращением помиловать Дом Петра Воейкова. Музейная справка, описание и заявление от своего имени – все, что требовалось для проформы. Надо было, чтобы кто-то взял на себя ответственность. В Старый Оскол засобиралась комиссия из Белгорода. Вопреки моей просьбе сообщить о дате визита для прессы представители фонда предпочли посетить город и место усадьбы П.Воейкова инкогнито.Потом выяснилось, что в тот день, 31 мая, глава администрации Гнедых А.В. для пущей убедительности собрал свою свиту и пообещал, что Дом предводителя дворянского собрания Петра Воейкова снесен не будет! А в него переедет администрация больницы ЦРБ.

ЛИЦЕМЕРИЕ

Но только комиссия за порог - и уничтожение уникального здания началось с удвоенной силой! Если до этого демонтаж велся скрытно, по ночам, то теперь круглосуточно, когда на площадку к белоснежной арке подъезжали легковые машины за кирпичами. Цена материала бросовая: 6 рублей за штуку. «Хозяин своего слова может его дать, а потом и забрать обратно», - знакомый анекдот. Он применим именно к этой ситуации. Ведь никак документально достигнутые соглашения между главой города и фондом Госкультнаследия зафиксированы не были. Как в той рекламе, «не запостила – не было». Однако начавшаяся экспертиза автоматически определила здание под опеку государственной структуры.

ПРИГОВОРЕННЫЙ К СНОСУ, ПОШЕЛ!

Вспоминается, идем мы с ребятами – и вот она: освещенная изнутри сказка! Сад с двориком.То, что наши деды видели еще молодыми, когда верхом ездили к Оскольцу лошадей поить. «Красота спасет мир», - учили нас с детства. Тем временем Фонд по охране культурного наследия в ситуацию разбора Дома Воейкова вмешиваться вовсе перестал. Потом там лишь констатировали: необратимый процесс, после которого здание теряет свою ценность, завершен. До появления экскаватора белоснежные ворота (арка) оставались нетронутыми. 6 июня я вышел с видеокамерой на улицу Комсомольская, чтобы поговорить с людьми, которые проходили мимо и с теми, кто продолжал упорно подтачивать старинное здание. В следующий свой приход я увидел персонаж Леонова из фильма «Джентльмены удачи», только с золотыми зубами, который пообещал скоро со мной разобраться. Деляги оказались прекрасно осведомлены относительно моей профессии. Назвали имя и фамилию. По традиции пресс-службы городской администрации запугивание журналистов в Старом Осколе поставлено на поток. По звонку из нее могут срочно устроить шмон компьютеров на работе – на предмет компрометирующих чиновников видеокадров. Любопытно, что в ходе последующего судебного заседания мэрия от конкретных исполнителей сноса Дома Петра Воейкова открестилась. Дом якобы сам: взял и разрушился. Больше века стоял, а тут – бац: и необъяснимо стал рассыпаться. Как выяснилось, договоров по оплате никто ни с кем на демонтаж дома не заключал! Разбор здания производили привидения? Да нет. Вполне конкретные люди. Руководил этой бригадой человек, представившийся Труфановым Виктором Петровичем. Под запись он назвал своих нанимателей.Трудяги, как гномы, добросовестно отрабатывали здесь свой хлеб. По ночам в окнах первого этажа горели лампы. Утром на поддонах у входа в усадьбу выставлялся аккуратно сложенный кирпич. «Арка непонятная какая-то», - ввернул однажды на пресс-конференции генерал Налоговой полиции, поставленный 4 года назад руководить Старым Осколом.

ЧТО НЕ ПОЗВОЛЕНО ЮПИТЕРУ, ПОЗВОЛЕНО БЫКУ?

10 июня на место разбора Дома Воейкова приехала съемочная группа местного телеканала. Офигев от увиденного, молодая журналистка спросила у людей в спецодежде: «А кто вам приказал снести это здание?». «Мэр», - последовал ответ. Дом сносу сопротивлялся... Что и говорить, наши предки строили на века. Обязательство наемников-дилетантов расправиться с ним «до 1 числа» не сработало. При этом половицы, кирпичи и камины в здании выламывались так, будто под ними искали царские ценности. В это время в Белгороде: начальник Управления культуры Белгородской области Сергей Курганский пребывал в отпуске. Это он потом, по итогам работы 2016 года отметит главного застрельщика сноса, главу Администрации округа А.В.Гнедых почетной грамотой «За достижения по формированию культурной среды на территории Старооскольского городского округа». А с наступлением лета 2016 года в здании Старооскольского Управления по архитектуре и градостроительству затеяли капитальный ремонт. На него у муниципалитета при всеобщем дефиците деньги нашлись! Значит цена вопроса - не миллион рублей?! На консервацию Дома Петра Воейкова, а то и на капитальный ремонт хватило бы мизерной! А тогда я стучался во все двери и гаджеты: «Общественное телевидение» (ОТВ), «5 канал-С-Петербург», журнал «Русский репортер» , не говоря уже о «первых кнопках». Лишь на сайте программы «Мобильный репортер» мне удалось разместить два материала – «Жители Старого Оскола борются за культурное наследие города» (от 17.05.2016 г.) , «Старый Оскол лишился здания с более чем вековой историей – Дома Петра Воейкова» (17.06.2016 г.). Газета «Православное Осколье» - единственная в городе, чтоо напечатала две мои статьи о происходящем, тоже пытаясь предотвратить неминуемое. После заметки о Доме Петра Воейкова в социальных сетях откликнулась прямой потомок рода Воейковых. Ее отец всю жизнь скрывал свое дворянское происхождение, опасаясь расстрела. "Я много раз была в командировках в Старом Осколе, но не могла предположить, что дом по улице Комсомольская-56 как-то связан с нашей семьей!», - призналась она. Изюминкой Дома Воейкова являлась та самая арка, которая придавала зданию вид небольшого дворца.

КУЛЬТУРА БЕЗ КРАЯ

Летом прошедшего года мне удалось побывать в Петербурге. На Невском проспекте сохранились два интересных дома Воейковых. А в начале 2016 года в администрацию Старого Оскола несколько раз заходила Тамара Анатольевна Брагинец, гражданка Канады. Она просила оставить Дом Петра Воейкова в покое. В удовлетворении просьбы ей отказали. Игнорирование аналогичного мнения 1000 старооскольцев стало второй частью плана местных чиновников по уничтожению Дома Петра Воейкова. «В Администрации Старого Оскола не нашлось НИ ОДНОГО порядочного человека», - заметил бывший редактор муниципальной газеты «Оскольский край» В.Вербкин. Но это случилось уже после того, как здания с аркой не стало. Теперь число старинных домов-памятников в исторической части Старого Оскола можно пересчитать по пальцам.

ИСПОВЕДЬ ИЛИ ОТПОВЕДЬ?

Не скупой на жаргон и штраф из городского кармана А.В.Гнедых в интервью о причинах сноса Дом Воейкова высказался так: «Говорят, что кур доят». Экономический факультет, который заканчивал глава города, очевидно, не оставил в его душе ничего святого. По ходу разговора, желая показать крестик журналистке О.Китовой, он подтвердил лишь свою гордыню. Крестик у таких скрывается не столько за накрахмаленным белым воротничком, сколько под ухмылкой. Согласно утверждению бывшего друга Гнедых К.Лоора, «он оказался обычным офисным работником». А в офисах нынче и уборщицы соблюдают дресс-код.

«Говорят, что кур доят» (авт. - А.Г.) ? Александр Викторович, по роду вашей службы в Налоговой, наверняка, и такое покажется возможным. Хватка у вашей породы людей такая, что и вымя можете корове откусить, чтобы не заморачиваться. Поэтому, ваше воцерковление – это часть продуманного пиара, где голубоглазый крепыш одинаково резво расправляется с валежником и несет ковчег с мощами, доверенный ему однажды митрополитом. Последнее – авансом за то, что данный чиновник не попрет Божьи закона, человеческие принципы, будет чуток и милосерден. По местному"ящику" любили показывать, где мэр охотно позировал, умилял (на выборы - за ручку с мамой) и умолял («Какой памятник Дом Воейкова? Я вас умоляю»). «А хотите, я вам крестик покажу?», - воскликнул мэр за несколько недель до своей отставки в беседе с журналистом О.Китовой. Да что было показывать, Александр Викторович? Ведь все видели и знают, как в День города Вы прибывали к входу главного городского собора, пропустив саму церковную службу и крестный ход, а к трапезной - на джипе. А вот крестящимся внутри другого городского храма, Храма Рождества Христова, где бывает и губернатор, Вас никто не видел. Стоять по стойке смирно – не значит креститься. «Кинуть зуб" - в ваших откровениях с Китовой звучало бы более убедительно. Почему Вам, неверующему, теперь должны верить? В момент интервью с Китовой демонстрация крестика, если бы она даже случилась, походила бы на фарс, или, в крайнем случае, - на рвание рубахи. Единственным, кто заМЭРоточил бы от такой сцены, оказался белгородский пиарщик Бабин. В своих публикациях он называет Гнедых «народным мэром». Какой же тот народный, простите, если без сожалений занял место такого же властью отставленного, как и он, своего предшественника г-на Шишкина, да еще и снес Дом Петра Воейкова? Культура в условиях рынка при невежестве всегда обречена. Истина понятна: культура внутри человека. И если ее нет или не воспитали, неча на Господа Бога пенять. Логика проста: Спас – спаситель, сжег или разрушил – Калигула, Иуда.

В СУХОМ ОСТАТКЕ

В том же интервью Ольге Китовой от 13.11.2017 г. А.В. Гнедых признался, что давая команду на снос дома, он выполнял волю заместителя губернатора Белгородской области, начальника департамента кадровой и налоговой политики Ольги Албертовны Павловой.Трудно поверить, что щепетильный налоговик будет руководствоваться устным приказом для исполнения чего-либо. В отличие от крестика, показать документ г-н Гнедых О. Китовой не предлагал. Конечно, это вовсе не означает, что его нет...

В истории с уничтожением Дома Воейкова, к сожалению, не единственной за последнее десятилетие, но показательной по степени изощренности, главный фигурант, как не крути – это градоначальник. Он был не в праве, отвечая на вопросы журналиста, давать и оценочные суждения об архитектурной ценности Дома Воейкова. Но ломать – не строить. В том числе, и моральные устои.

Дом Воейкова снесли, не дожидаясь окончания экспертизы. И это несмотря на своевременные обращения граждан в Приемную Президента России.

Из Постановления Старооскольского городского суда No5-395 от 14 декабря 2016 года: «У Администрации округа имелась возможность для соблюдения вышеуказанных требований закона о сохранении здания обладающего признаками объекта культурного наследия, которые умышленно не были исполнены».

Валентина Петровна Звягинцева вскоре после известия о сносе Дома Петра Воейкова скончалась. Последними ее словами, адресованными нам, были: "Варварство нужно искоренять любыми способами. Вплоть до уголовного".

ОТКРЫТЫЕ КОЛОДЦЫ

Арка, венчавшая само здание 112 лет, была снесена уже в последний день демонтажа. Государство не стало за нее бороться. Идея разделения памятников истории на памятники регионального и федерального значения в России приносит свои горькие плоды. Гаранты государственности в момент сноса, наверняка, пили кофе в свой законный перерыв. Или уже видели себя в зарубежном турне по развалинам итальянского Коллизея? А что, ведь зарплата и так капает, как кофе из автомата... Может для спасения Дома Воейкова должны были подняться из могил зодчие и архитекторы той эпохи, когда Россия считала себя Великой Державой?

Добавляют ли гордости жителям Святого Белогорья руины, открытые колодцы и мерзость запустения на территории бывшей усадьбы?

Сумма судебного штрафа Городской администрации за снос Дома Воейкова составила 350 тысяч рублей. Депутаты Горсовета не поддержали проект застройки пустыря на месте бывшего Дома Петра Воейкова гипермаркетами. Сам Гнедых А.В.был отстранен от должности только спустя 1,5 года после уничтожения здания. На заседании Совета депутатов утрату ценного объекта исторической застройки города сравнили со злодеяниями фашистов на Старооскольской земле.

Инвестиционная площадка успела подвергнуться "рекультивации", как выразился мэр. Говорят, на днях он выставил на продажу одно из своих загородных имений стоимостью 40 миллионов рублей.

Уважаемые члены жюри, войдите и оцените
работу по 10-бальной системе голосования:
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
Все работы представленные в номинации