Номинация
Не доходом единым

За освещение наиболее ярких примеров социальной ответственности бизнеса в регионе

«Вершина» избавления от зависимостей

"Здесь всё построено на мотивации жить трезво". Кто и как помогает побороть зависимости в Курске? 
Также взяли интервью у людей, которые борются со своими заболеваниями. Узнали, что помогает им преодолеть себя и как зависимость может искалечить жизнь...

 «Вершина» избавления от зависимостей

Реабилитационный центр «Вершина» больше похож на обычный дом, в котором живет большая семья. Фактически так и есть.

Здесь проходят реабилитацию люди совершенно разных возрастов и зависимостей. Всего – 34 человека, 28 мужчин и 6 женщин. Кто-то приехал из области, кто-то из другого региона. Учреждений для зависимых такого уровня в Курске больше нет.

— Здесь всё построено на мотивации жить трезво, — рассказывает программный директор РЦ (здесь и далее – реабилитационный центр) Илья Попов, — Программа ТС (здесь и далее — терапевтическое сообщество) разработана некоммерческим фондом «Здоровая страна». Ее основа — био-психо-социо-духовная модель социальной адаптации зависимых от алкоголя и наркотиков, включающая в себя элементы лучших мировых программ. Одна из задач программы – создать мотивацию к трезвой жизни. Одни люди, попадая в реабилитационный центр, уже имеют такую мотивацию, а другие приобретают ее во время прохождения курса социальной адаптации.

Болезнь «замороженных» чувств

Главный принцип работы «Вершины» — создание терапевтической среды (здесь и далее — ТС). ТС – искусственно созданная среда, поощряющая деятельность резидентов (участников сообщества) в рамках определенных социальных норм и правил. ТС преследует терапевтические цели и направлена на преодоление зависимых форм поведения, а также применяет специальные обучающие методы, которые способствуют адаптации человека к условиям окружающей среды без употребления наркотиков.

Выздоровление происходит по 12-шаговой модели. Согласно рекомендациям специалистов наркологов и психологов, в центре ребята пишут первые 3 шага. Первый шаг направлен на осознание болезни и принятие своей зависимости. Недаром говорят, что зависимость – это болезнь «замороженных» чувств.

Первый шаг помогает воскресить в памяти те эмоции, которые давно утрачены: страх, стыд, вина и т.д. Основная задача 1 шага – признать себя зависимым и нуждающимся в помощи.

— Здоровый человек, испытывая негативные чувства, не уходит в зависимость и не замыкается в себе, а проживает их с помощью других людей. Зависимый – склонен к уходу от реальности и выбирает изоляцию от внешнего мира. Уйти от реальности помогают наркотики, но вследствие их употребления человек утрачивает коммуникативные навыки и в итоге возникает много проблем, — комментирует программный директор.

Второй шаг направлен на то, чтобы обрести веру. Необязательно в бога. В первую очередь это вера в то, что выход есть всегда. Может, в трудный момент помогут люди, а может высшая сила, заботящаяся о человеке. Третий шаг – действия. Не просто говорить о своей зависимости и осознавать ее, но еще действовать, чтобы оставаться трезвым. Реабилитация алко — и наркозависмых проходит анонимно, в комфортных условиях для проживания и под руководством опытных специалистов.

Психологи применяют психотерапевтические методы, направленные на формирование устойчивой мотивации к прохождению реабилитационной программы, а также на отказ от употребления психоактивных веществ. Кроме того, используются социотерапевтические и психологические методики, упражнения и тренинги, которые воздействуют на человека, находящегося в условиях реабилитации. Кроме того, в центре много досуговых мероприятий — ребята проводят КВНы, посещают выставки, ездят на экскурсии. Критерий отказа от реабилитации в «Вершине», как правило, лишь один: глубокий психологический дефект. Например, шизофрения. В этом случае необходима госпитализация.

— У нас лечатся от алкоголизма, наркомании и зависимости от игр, — делится клинический психолог Дарья Чернышова, — Один наш двадцатилетний пациент как раз страдает от последнего из перечисленных недугов. В общей сложности, он «проиграл» половину своей жизни – 10 лет. Родители забили тревогу, когда поняли, что сын не может нормально жить без компьютера. Он мог не есть, не спать, играя в компьютерные игры… Сейчас ему очень тяжело восстанавливать свои бытовые навыки. Парню действительно будет сложно обрести свободу от своего недуга, ведь компьютеры окружают нас повсюду, и соблазн сбежать от реальности увеличивается в разы.

По словам сотрудников, ребята в центре живут по определенному расписанию. Они постоянно заняты борьбой со своей болезнью. День начинается с подъема, зарядки, завтрака. В распорядок обязательно входит посещение малых и больших терапевтических групп. Групповая работа очень важна для выздоровления от зависимости. Группы сформированы не стихийно, обычно находится баланс между «новичками», «средними» и «старшими или впередиидущими». «Старшие» делятся опытом с новичками, а «средние» могут сопоставлять опыт новичков и опытных и делать выводы. Кормят резидентов трижды в день, а вечером угощают чаем со сладостями. Этот ритуал они между собой называют «чайхана». Перед сном подводят итоги дня: что получилось и над чем стоит поработать еще. Ребята сами справляются с бытовой рутиной: дежурят по кухне, моют посуду, занимаются уборкой.

В выходные резиденты смотрят художественные фильмы и кино, предусмотренное программой, посещают баню, занимаются спортом – волейболом, футболом.

Ссоры между «постояльцами» случаются, но решаются посредством разговора. Агрессии и рукоприкладства в РЦ исключены. Ребят учат конструктивному поведению в конфликтных ситуациях. Кроме того, в РЦ действует круглосуточное видеонаблюдение, которое помогает вовремя избежать неприятных ситуаций.

Настоящая зависимость

Мы зависим от общения, интернета, шопинга, сладостей — от всего, что помогает скрасить повседневность. Это всего лишь слабости, которые, как правило, не приносят нам серьезного вреда. Жить с ними вполне комфортно, а главное – нормально по меркам диагностики психических отклонений. В десятом пересмотре Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем, дается чёткая характеристика синдрому зависимости. Спутать настоящую болезнь с нашими «грешками» почти невозможно. Синдром зависимости – это комплекс физиологических, поведенческих и когнитивных явлений, при которых употребление психоактивного вещества или класса психоактивных веществ начинает занимать главенствующее место в системе ценностей человека, чем другие формы поведения, которые ранее были более важными для него.

— Все наши пациенты социально потеряны. Для них является нормой употребление алкоголя или наркотиков, например, во время праздников. Мы создаем обстановку, при которой очевидно, что можно хорошо и весело провести время и без стимулирующих веществ.

Пять лет зависимости делают из человека прекрасного манипулятора, замечательного актёра и неплохого психолога.

— Родители, которые заключают договор с нашим центром, знают, что их дети, которые будут проходить у нас реабилитацию, смогут достать всё, — подтверждает Илья Попов, — Наши ребята способны выжить в любых условиях. Раньше они набирали себе в шприц воду из луж или снега, и при этом оставались живы и в какой-то степени здоровы.

— Трезвость – это колоссальный каждодневный труд, — продолжает клинический психолог, — Конечно, случается так, что ребята срываются. По статистике – у нас 30-40% случаев полного выздоровления после прохождения программы. Многие остаются работать с нами в качестве волонтёров и сотрудников, становятся консультантами. Наша задача – сделать так, чтобы они ощутили себя нужными и понимали, что всё зависит от них самих.

Психологами «Вершины» проводятся бесплатные группы для родственников зависимых людей. На них обсуждаются феномены зависимости, созависимости, способы конструктивного общения и тд. Посещение групп для созависимых положительно сказывается на выздоровлении как самих созависимых, так и на выздоровлении зависимого близкого. Статистика показывает, что зависимые, чьи родственники ходили на группы, чаще остаются трезвыми и успешнее адаптируются в социуме при выходе из реабилитации.

Резиденты сами рассказали нашему изданию как борются со своей болезнью.

Вячеслав, 19 лет (в РЦ — 9 месяцев)

Употреблял и алкоголь, и наркотики. Еще со школы. Физически и духовно я был никак не развит. С родителями имел плохие отношения. Всё было разрушено.

Про реабилитационные центры не имел ни малейшего понятия. Конечно, сюда меня привезли родители. Я даже не понимал, где нахожусь, пока ребята не рассказали. Сначала было страшно. Месяц привыкал. Помогает общение. Благодаря разговору с другими резидентами, пришло понимание, что можно обходиться и без наркотиков. Потом стал втягиваться в установленный здесь образ жизни.

Первые два месяца мечтал только об одном – выйти отсюда. Больше всего на свете хотелось снова окунуться в наркотическую реальность.

Я знаю, как достать наркотики и как достать деньги. Для этого я манипулировал, воровал и угрожал. Бывало, что избивал ради денег. 

Я чувствую удовлетворение, когда понимаю, что у меня получается выходить из сложившейся ситуации. Сегодня я хочу придерживаться программы.

Раньше я занимался футболом, легкой атлетикой и боксом. Но в итоге забросил.

Школу закончил в 9 классе кое-как. Потом в колледже дошел до 3 курса, но занятия не посещал.

Мне было тяжело общаться с людьми, которые не употребляли. Я стал тянуться к зависимым, сидевшим, потому что для меня они были авторитетны. Это выглядело круто.

Девушки сейчас у меня нет. Раньше были отношения, она жила в другом городе. Я приезжал к ней. Бил ее и поступал с ней очень плохо. Жалею об этом.

Хотелось бы продолжить образование, и помогать другим зависимым побороть свою болезнь. Это очень важно – делиться своим опытом с человеком, который тебя понимает.

Екатерина, 31 год (в РЦ 5 месяцев)

Сначала было ничего не понятно. Думала, что попала в секту. Очень хотелось домой. Программу не принимала, в писанине не видела смысла. Сейчас немного освоилась. Даже интересно. Открываю в себе каждый день что-то новое, начинаю осознавать себя.

Начала пить 9 лет назад. Тогда я развелась со своим первым супругом, хотела покончить с собой. Стала выпивать и не заметила, как втянулась. Бросить не получилось. Просыпалась с мыслью поскорее выпить. Даже присутствие маленькой дочери меня не останавливало.

Ремиссии длились 2 и 5 лет. «Затишье» происходило благодаря кодировкам.

Первый срыв случился, когда я посчитала, что могу контролировать себя. Пила слабоалкогольные напитки, со временем увеличивая дозу, повышая градус… Хватило одного месяца, чтобы вернуться к прежнему состоянию. Во второй раз я сорвалась также за месяц. Тогда я обратилась за помощью к маме, и она предложила мне пройти реабилитационный курс в «Вершине».

У меня две дочери. Одной — 11, другой – 6 лет.

Во время запоев ни один день не обходился без скандалов. Муж бил меня, а я, естественно, защищалась. В одну из таких ссор нечаянно ударила младшую дочь. Супруг заявил на меня в полицию.

За плечами – два брака. Не знаю, как сложатся отношения с моим вторым мужем, развода еще не было. Он тоже выпивает.

Меня очень ждут. И на работе, и дома. Я скучаю по своим дочкам… Общаться с ними пока нельзя. Молчание длится уже несколько месяцев. Это так тяжело (плачет).

Антон, 29 лет (в РЦ 9 месяцев)

Попробовал наркотики первый раз в 16 лет. Я жил в маленьком провинциальном городе, где почти нечем было себя развлечь, кроме приема веществ. Также соблюдался некий культ и образ, которому хотелось подражать. Он создавался под влиянием русского рэпа: Касты, Децла, Кровостока.

Зависимость – это болезнь. Изменение образа мышления и поведения. Отдушина от одиночества, несправедливости, жестокости, злости. Я гасил свои эмоции.

Я женился в РЦ. На момент поступления в «Вершину» я уже жил с девушкой, хотел создать семью, но по понятным причинам этого не получалось. Она младше меня на 8 лет, в этом тоже было препятствие к созданию семьи. Но, уже находясь здесь, я узнал, что она ждет от меня ребёнка. Теперь у меня есть сын Матвей. Правда, я его еще и не видел… Но всё впереди!

Проблемы с законом, безусловно, возникали. Я попался на закладке. Видел же, что неподалеку находится сотрудник органов, но желание принять дозу было настолько сильным, что не стал проявлять осторожность. Меня, конечно, задержали, но вскоре отпустили. Был еще один случай, когда мне «светил» срок. Собственно, моей вины в той ситуации не обнаружилось. Да и не было ее. После этого некоторое время не употреблял.

Я привык изменять свое сознание. Какие-то традиционные развлечения – походы в кино, прогулки – могли заинтересовать меня лишь на короткий миг. Быстро становилось скучно.

Несмотря на зависимость, образование получил высшее — инженер-программист.

Я верю в Бога. Раньше я был склонен к авантюрам, долго находился в фанатской среде. Националистические взгляды, субкультура и быстрые наркотики – вот этим я увлекался раньше.

Выздоровление – длительный процесс. Сейчас я на начальной ступени.

Когда прибыл в «Вершину», чувствовал только злость и обиду. Свято верил, что быстро уйду отсюда, и что проблем у меня нет. На первых этапах разговоры о наркотиках вызывали отвращение.

Снятся сны, в которых я употребляю. Это нельзя держать в себе. Здесь я знаю, что меня поймут.

Потерял много друзей из-за наркотиков. Сейчас понимаю, что они хотели мне помочь. Но тогда это выглядело как слабость. Утрачено еще много возможностей и перспектив.

Здесь я научился человечности. Раньше не умел верить людям. Я сам их использовал, а они использовали меня. Сложился стереотип, что все так живут. Но в РЦ появилось понимание, что это далеко не так.

В будущем хочу помогать другим преодолевать свою зависимость. Собираюсь стать волонтёром «Вершины».

Не исключаю, что когда-нибудь сорвусь.

 

Уважаемые члены жюри, войдите и оцените
работу по 10-бальной системе голосования:
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
Все работы представленные в номинации