Номинация
Снести нельзя построить

Присуждается за лучшее освещение работы рынка недвижимости и выявление фактов архитектурного бандитизма

Кот в мешке: воронежские власти обсудили реновацию квартала за Домом быта

В конце лета мэрия Воронежа вынесла на публичные слушания проект планировки микрорайона на ул. Моисеева (за Домом быта), где на месте частного сектора и ветхого жилфонда планируется возведение многоэтажек. Пикантность ситуации в том, что принятие документа было продиктовано неочевидной перспективой развития «лакомой» территории Ленинского района. Эта туманность возмутила большинство местных жителей, которые в ходе публичных слушаний не смогли выразить однозначное мнение по поводу проекта.

Кот в мешке: воронежские власти обсудили реновацию квартала за Домом быта

В конце лета мэрия Воронежа вынесла на публичные слушания проект планировки микрорайона на ул. Моисеева (за Домом быта), где на месте частного сектора и ветхого жилфонда планируется возведение многоэтажек. Пикантность ситуации в том, что принятие документа было продиктовано неочевидной перспективой развития «лакомой» территории Ленинского района. Эта туманность возмутила большинство местных жителей, которые в ходе публичных слушаний не смогли выразить однозначное мнение по поводу проекта.

Для участия в обсуждении проекта планировки квартала за Домом быта в воронежский Дом архитектора пришли порядка сотни человек. Все они являются жителями микрорайона площадью 21,3 га, ограниченного улицами Моисеева, Челюскинцев, Краснознаменная и Конно-Стрелецким переулком. Подготовленный властями проект его планировки предусматривает разделение всей территории на два куска. Первый – находится в границах улиц Летчика Злобина, Летчика Щербакова, Конноармейская, 5 Декабря и переулка Конно-Стрелецкий. Остальная часть микрорайона входит во второй. Первому проектом присваивается зона малоэтажной индивидуальной жилой застройки, а второму – зона повышенной и переменной этажности от 5 до 17 этажей с учетом сноса расположенного там аварийного жилья.

Несколько лет назад власти уже готовили аналогичный проект. Согласно старой версии, площадь будущей многоэтажной застройки захватывала территорию обоих кусков. И если сейчас администрация предполагает возведение только на втором куске домов на 795 квартир, то пять лет назад предполагала на 1,85 тыс. квартир во всем квартале. После «бунта» местных жителей властям пришлось умерить аппетиты: оказалось, что жители первого куска забросали мэрию ходатайствами об исключении их земель из проекта. И случилось непривычное для любых общественных слушаний явление: власти недовольство услышали и исключили из проекта спорные земли.

Новую версию проекта на повторных публичных слушаниях представили чиновники средней руки из управления главного архитектора и одноименного МКП (разработчик проекта). Секретарем собрания выступил замначальника отдела подготовки документов в сфере градостроительства и земельных отношений Олег Накаряков. Общие положения зачитывала начальник отдела предпроектной и проектной документации МКП Ольга Гончарова.

Местные жители с первых секунд слушаний выразили бурное неудовлетворение составом представителей власти. Вероятно, в ходе обсуждения горожане желали видеть и слышать как минимум главного архитектора, а как максимум – губернатора. В итоге особо инициативные участники слушаний предложили своим собратьям по мероприятию обратиться к последнему с жалобами на саму процедуру проведения слушаний. Им показалось неправильным и даже подозрительным, что в тесном зале Дома архитектора чиновники рассказывали о проекте без микрофона. Недолетающие до задних рядов слова Ольги Гончаровой сразу же воспринимались в штыки и расценивались как попытки скрыть какие-то жизненно важные подробности проекта. Ошибки чиновника в названиях улиц (улицу Конноармейская госпожа Гончарова несколько раз назвала Красноармейской) и вовсе воспринимались жителями как диверсии.

После короткого выступления сотрудника МКП выяснилось, что именно по-настоящему важных для людей подробностей документы архитекторов не предлагают. Дело в том, что проект планировки квартала предназначен для установления параметров будущей застройки и не содержит в себе информацию о конкретной посадке и характеристиках будущих высоток. Этот факт привел местных жителей в недоумение. Еще перед началом «прений» с чиновниками многие участники с мест выкрикивали вопросы о том, кто и когда будет расселять аварийное жилье, а главное – на каких условиях.

«В данный момент мы не говорим о каком-то конкретном инвесторе, – взывал к спокойствию участников слушаний Олег Накаряков. – Мы сейчас говорим о перспективе развития данного квартала». Эти слова вызвали улюлюканье местных жителей, явно не верящих ни в какие комфортные для них «перспективы развития». «Если мы утверждаем данный проект планировки, то после этого появляются основания прийти сюда конкретному застройщику, который будет непосредственно работать с вами, с каждым домом», – продолжал чиновник.

Такое объяснение породило особенно бурный гвалт в зале. В пылу кто-то из жителей назвал его обманом. Многим участникам слушаний показалось странным желание города за свой счет разработать проект, утвердить его с местными жителями, а потом разыграть между подрядчиками. «Поверить в то, что сейчас нет одного-двух-трех инвесторов для нашего квартала, трудно, – говорит Евгений, житель улицы 5 Декабря. – Конечно, уже известны предполагаемые застройщики и постройщики. Поэтому что мы вообще здесь обсуждаем? Проект, мягко говоря, слабенький. Или донесен был до нас специально так, чтобы никто ничего не понял».

На подобные эмоции участников слушаний чиновники практически не отвечали. Они придерживались одной мысли: дескать, давайте привлечем на данный проект инвесторов, а там уже с ними конкретно разложим всё по полочкам. Конструктив в эту перепалку добавил завсегдатай подобных мероприятий общественник Константин Квасов. Он предложил дополнить проект планировки двумя пунктами. Во-первых, авторам документа стоит обязать будущего застройщика квартала переселить его нынешних жителей в заранее оговоренные границы квартала, которые будут установлены с учетом их пожеланий. Во-вторых, архитекторам следует установить вокруг домов несогласных на расселение десятиметровую зону, строить в которой нельзя. Таким образом, по мнению общественника и поддержавших его горожан, удастся соблюсти все потребности жителей. Олег Накаряков зафиксировал эти предложения в протоколе слушаний под неистовые аплодисменты части зала.

Как уже показал опыт утверждения реновации в столице, сложность ситуации заключается в равнении под линейку самых разных людей, живущих в самых разных условиях. На 21,3 га земли за Домом быта, естественно, найдутся жители, готовые за новое жилье уехать из сердца Ленинского района на окраину. Найдутся и те, кто захочет остаться в своем районе в любом случае. Естественно, в итоге будущему застройщику придется работать и с теми, кто вообще не захочет покидать свое жилище, например, отремонтированное незадолго до признания квартала «аварийным».

Но конкретный квартирный вопрос жителей квартала за Домом быта – вопрос, может быть, далекого времени. Нынешнее недовольство людей спровоцировано только что выпущенным документом не с самым прозрачным обоснованием. Местные жители сравнили его с котом в мешке, на который налеплены заплатки с непонятными коэффициентами плотности застройки, номерами территориальных зон и другими условными обозначениями. В современных условиях, когда только-только отгремели раскаты «архитектурного бандитизма» и когда в защите силовиков нуждаются целые сады и озера, судьба частной собственности должна решаться максимально прозрачно.

А пока, глядя в документы мэрии, с уверенностью предсказать можно лишь одно: только что обсужденный жителями и властями Воронежа проект планировки квартала за Домом быта – начало захватывающей истории.

Уважаемые члены жюри, войдите и оцените
работу по 10-бальной системе голосования:
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10