Номинация
АПК – всему голова

За освещение актуальных аспектов в работе агропромышленного комплекса

Революция добавленной стоимости. Кто вернет Воронежу НДС?

В статье проведен анализ реализации принципов «Хартии в сфере оборота сельскохозяйственной продукции» по обелению рынка зерна и сделан прогноз возможных последствий, которые она повлечет за собой.

Революция добавленной стоимости. Кто вернет Воронежу НДС?

Рекордный урожай зерновых 2017 года в России стал катастрофой для крестьянства. На внутреннем рынке цена на пшеницу едва ли достигает себестоимости, на внешний обычному сельхозпроизводителю не пробиться. Минсельхоз фактически отказался от зерновых инвестиций, перенеся госзакупки зерна нынешнего урожая на 2018 год. Экспортеры, они же трейдеры, они же перекупщики стонут от нехватки железнодорожных вагонов для перевозки рекордного урожая за границу. И параллельно всему идет начатая Федеральной налоговой службой (ФНС) еще в мае кампания по очистке зернового рынка от «серых» схем по возмещению НДС. 19 мая с подачи ФНС крупнейшие зернотрейдеры России подписали «Хартию в сфере оборота сельскохозяйственной продукции» (далее – Хартия). К концу сентября ФНС отчиталась, что основные участники рынка присоединились к Хартии и задачи кампании по обелению рынка выполнены. Перекинется ли борьба с возвратом НДС на внутренний зерновой рынок, когда это произойдет и к каким последствия приведет? Этим вопросом задается вся мукомольная промышленность. А с ней, как известно, в нашей стране шутки плохи. Перебои с хлебом в России приводят к революциям. Корреспондент «Абирега» на примере Воронежской области попытался разобраться, грозит нам уже революция или еще нет.

Глас народа

«Цены упали ниже некуда. За семечку хозяйствам предлагают 10−11 тыс. рублей за тонну, за зерно — 4−5 тысяч рублей за тонну. Гречку покупают по 4,5−6 тысяч рублей за тонну. Никто не хочет объяснять, что происходит и к чему готовиться», — говорит руководитель крестьянско-фермерского хозяйства из Бобровского района Виктор Котов. Его хозяйство, одно из самых успешных фермерских хозяйств региона, вынуждено продавать часть урожая по таким ничтожным ценам, поскольку нужно рассчитываться за взятые кредиты. В таком положении все аграрии Воронежской области, Черноземья, страны. У кого есть финансовая подушка безопасности, чтобы пережить год богатого, но никому не нужного урожая? Разве что у крупнейших холдингов.

Для начала вводная для тех, кто не сильно ориентируется в российском налогообложении вообще и налогообложении в АПК, в частности. В России существуют три вида ставки налога на добавленную стоимость – нулевая, 10% и 18%. Нулевая ставка НДС применяется при экспорте любых товаров, включая, разумеется зерно, которому и посвящен данный анализ. Если организация в своей выручке имеет не менее 70% сельхозпродукции, она вправе обратиться в налоговую и вести бухгалтерию не по общей системе налогообложения (ОСН), при которой бухучет ведется в полном объеме, а перейти на единый сельскохозяйственный налог (ЕСХН), который заменяет все налоги (на прибыль, НДС, на имущество и т.д.), кроме страховых выплат. ЕСХН платится по ставке 6% от разницы между доходами и расходами. 85% предприятий, работающих в сфере АПК, «сидят» на ЕСХН. 

Для тех, кто работает по ОСН, ставка НДС в 10% распространяется на всю сельхозпродукцию, большинство продуктов питания, детские и медицинские товары и периодическую печать. Для всего остального НДС составляет 18%. Производитель платит налог в виде разницы между входящим и исходящим НДС. Учет НДС в России и странах СНГ осуществляется на основании счета-фактуры – документа, подтверждающего отгрузку товара или предоставление услуг и их стоимость. Если у организации входящий НДС превышает исходящий, она вправе подать заявление в налоговую и возместить НДС из федерального бюджета. В случае, если возврат НДС превышает 3 млн рублей, УФНС собирает специальную комиссию и коллегиально решает, одобрять возврат или нет. Если следует отказ, организация вправе обратиться в суд. До последнего времени вопросов по возмещению НДС в судах не возникало. Сейчас, говорят, суды получили четкую инструкцию сверху – распил НДС прекратить.

Теперь о масштабе проблемы: 65 млрд рублей – столько в год теряет Россия от незаконного возврата НДС при экспорте сельхозпродукции. Проблема касается не только зерна, но и подсолнечника. С той разницей, что подсолнечник перерабатывают в основном в России. Поэтому аналогичные по смыслу комбинации с НДС – «внедрение» в цепочку посредника-однодневку, якобы уплачивающего НДС, – происходят, в основном, на внутреннем рынке. Если на зерне доля возврата сомнительного НДС достигает 60%, то при переработке подсолнечника «всего» 5%.

Россия, занимающая третье место в мире по размеру пашни, второй год подряд становится лидером по экспорту пшеницы, отправляя за рубеж 34% собранного урожая. Справочно: пшеница занимает 61% валового сбора зерновых, а растениеводство в целом – около 65% во всей выручке АПК.

При этом складывается парадоксальная ситуация: чем больше Россия экспортирует, тем больше теряет ее бюджет за счет необоснованного возврата НДС. Причем эти потери ничем не компенсируются, ведь, как известно, с 2016 года правительство отменило экспортные пошлины на зерно.

В 2016 году Воронежская область продала на экспорт 642 тыс. тонн зерна из 4,6 млн тонн собранного урожая, получив при этом 107 млн долларов. Доля Воронежской области в общероссийском экспорте составляет 2,5%. На самом деле, цифра могла быть несколько выше, не будь на этом рынке посредников. Аналогичным образом складывается ситуация и на рынке масляничных. Экспорт подсолнечного масла из Воронежской области в 2016 году составил 72 тыс. тонн на общую сумму 61 млн долларов. Как несложно подсчитать, налоговый вычет по НДС в Воронежской области должен был составить 10 млн долларов на зерне и 6 млн долларов на подсолнечном масле в рублевом эквиваленте.

Экспорт пшеницы составляет 75% всего экспорта сельскохозяйственной продукции из РФ, в 2016 году доходы от него составили 20 млрд долларов – больше, чем Россия заработала на продажах вооружения.

В Черноземье основная скупка зерна на экспорт проходит в августе–сентябре. Пять из 20 крупнейших зернотрейдеров-экспортеров: «Каргилл» (экспортер зерна №3 в России), «Луис Дрейфус» (№7), «Бунге» (№14) и «Юг Руси» (№16) имеют представительства в Воронеже и Белгороде (а через них работают и в остальных городах Черноземья). Все они имеют в Черноземье производственную базу – элеваторы или (поскольку зерновой бизнес постоянно пересекается с семечковым) маслоэкстракционные заводы. С недавних пор к ним присоединилось «Кофко Ресорсиз», поставляющая продукцию в Китай, – № 18 в рейтинге экспортеров.

На сегодняшний день число подписантов Хартии в масштабах страны превысило 1400 крупнейших организаций. В Воронежской области – всего 53 подписанта, но далеко не все из них относятся к категории крупных игроков. УФНС по Воронежской области насчитало 56 наиболее крупных предприятий Воронежской области, так или иначе связанных производственной цепочкой с предприятиями АПК: это мукомольные, крахмало-паточные, маслоэкстракционные заводы, птицефабрики, свинофермы и т.д. Из этих 56 подписантами Хартии стали 24, восемь из которых – МЭЗы. Так вот, по оценке УФНС, только за 2-й квартал 2017 года эти 56 предприятий предъявили к вычету «сомнительных» НДС на сумму 1,2 млрд. рублей.

Семь крупнейших экспортеров зерновых, зарегистрированных на территории Воронежской области, – ООО «Авангард-Агро-Воронеж», ООО «Яровит ЕХР», ООО «Агро Капитал Групп», ООО «Панамакс», ООО «Славянский экспорт», ООО «Кофко Ресорсиз» и ООО «Гарант-Логистик» –за 2-й квартал 2017 года совокупно получили налоговый вычет в 529 млн. рублей, из них к «сомнительным» относят 346 млн. Только четверо из семи: «Кофко», «Панамакс», «Гарант-Логистик» и «Агро Капитал Групп» – стали подписантами Хартии.

Что декларирует и с чем борется Хартия?

Подписанты Хартии берут на себя добровольное (насколько искренняя эта добровольность – другой вопрос) обязательство не прибегать к схемам незаконной оптимизации налогов и избегать сотрудничества с теми, кто такими схемами пользуется.

Суть «оптимизации» в создании цепочки организованных групп фирм-однодневок между сельхозтоваропроизводителями, уплачивающими ЕСХН и не являющимися плательщиками НДС, и потенциальными выгодоприобретателями – переработчиками и экспортерами. Цель – «потерять» и не уплатить НДС, передающийся по цепочке однодневок. На самом деле, цепочка посредников может быть достаточно длинной. У крупнейших экспортеров она достигает, по данным ФНС, 40–60 организаций в квартал плюс до 20 фирм-«техничек». Все эти посредники платят в среднем 2 % (!!!) от положенной суммы НДС. Кстати, фирма-однодневка в такой цепочке может быть всего одна, но и этого будет достаточно, чтобы получить десятипроцентную выгоду, являющуюся необоснованным (и существенным!) конкурентным преимуществом. Если учесть, что максимальная маржа посредников составляет те же самые 10%, что и НДС, недобросовестные посредники имеют возможность либо делать деньги буквально из воздуха – при перепродаже «рубль в рубль», либо удваивать свою прибыль. Сами профессиональные участники зернового рынка таких недобросовестных игроков называют «схематозниками».

Аналогичная по смыслу «система оптимизации» распространена и на рынке масличных. Сегодня, по данным УФНС по Воронежской области, выявлено 9 «площадок», занимающихся скупкой подсолнечника и «предлагающих» переработчикам семечку с НДС. Естественно, НДС «появляется» внутри этой цепочки и никем не будет уплачен, а МЭЗы получают право на «законный» вычет НДС. Насколько посредники связаны с переработчиками и как делится прибыль, приобретенная сомнительным путем, история, как говорится, умалчивает. Но за последние пару месяцев руководители и владельцы двух крупнейших маслоэкстракционных заводов области – «Эртильского завода растительных масел» и каменского МЭЗа «Атлам» – стали обвиняемыми в крупной неуплате налогов и отправились в СИЗО. В Эртиле насчитали ущерб в 12,5 млн рублей, в Каменке – 22,7 млн. рублей. Так что есть все основания предполагать, что налоговики координируют свою деятельность с другими силовыми структурами. И непонятливых будут «уговаривать» самыми жесткими методами. Кстати, обвиняемые из Каменки и Эртиля так и не успели подписать Хартию.

Первоначально попытки налоговиков загнать всех в Хартию (отчитываться-то перед центром нужно!) вызывали стойкое неприятие участников рынка. На зерновых форумах превалировало мнение, что налоговики перекладывают свои обязанности на участников рынка, что «кнут взяли, а пряник забыли», но при этом практически все отмечают, что с внедрением Хартии число «схематозников» на зерновом рынке значительно уменьшилось.

Важнейшим инструментом контроля, а стало быть и принуждения, стала разработанная налоговиками еще в 2013 году автоматизированная система контроля исчисления НДС. Естественно, она касается всех вычислений НДС, а не только в сфере, связанной с АПК. С 2015 года действует ее усовершенствованная версия АСК НДС-2. Система в автоматическом режиме способна вычислять «разорванные» цепочки по уплате НДС. То, на что могло уйти несколько месяцев проверок, теперь вычисляется за полчаса. «Получить» НДС от фирм-однодневок стало значительно сложнее.

Эффективность АСК НДС-2 трудно переоценить. Сбор налога на добавленную стоимость в России увеличился на 12 %, несмотря на общее сокращение ВВП и самой добавленной стоимости. С нового года будет действовать обновленная версия АСК НДС-3. Она будет синхронизирована с данными расчетного центра ЦБ и таможенными данными. Так что «исчезновение» НДС в цепочке налоговики смогут теперь отслеживать онлайн. Кроме того, в АСК НДС-3 будет введена база ЗАГС, которая позволит отслеживать родственные отношения между учредителями фирм-контрагентов, в том числе между бывшими супругами.

Но, конечно, никакой программный продукт не состоянии в одиночку победить ни все мошеннические схемы, вместе взятые, ни обналичку в отдельности. Ведь неуплата НДС и «обнал» – это звенья одной цепи. И то, и другое формирует огромный теневой рынок. В отношении зернового рынка эта проблема выглядит наиболее выпукло.

Важным положительным итогом борьбы за обеление зернового рынка должен стать уход с него самых сомнительных посредников, а значит и банального кидалова, столь распространенного в отношениях между посредниками и крестьянами, станет значительно меньше.

Но радужных перспектив от инициатив налоговиков по включению основных игроков зернового рынка в Хартию все равно маловато будет. Само по себе вмешательство фискального органа во взаимоотношения между хозяйствующими субъектами – очень сомнительная вещь. Ведь она только в краткосрочной перспективе поможет увеличить налоговые поступления, но при этом рано или поздно убьет добросовестного посредника как класс. А ведь посредник – это не синоним «схематозника». Посредник – это тот, кто зачастую обеспечивает фермеру предоплату, логистику, берет на себя риски при доставке зерна в порты. Исчезновение посредника сделает рынок зерна менее мобильным, товар больше будет привязан к региону происхождения и поставит сельхозтоваропроизводителей в зависимость от крупного, но такого же посреднического бизнеса или от мукомолов, которые сегодня тоже относятся к крупному бизнесу. В долгосрочной перспективе доходы крестьян, фермеров и средних сельхозпроизводителей снова уменьшатся, а трейдеров и агрохолдингов возрастут. Миграция из деревни в город продолжится.

Есть ли всему этому альтернатива? Есть, но она в коренном изменении самой системы налогообложения. И, может быть, в том, чтобы в конечном итоге уйти от косвенного и всем ненавистного НДС и увеличивать прямые налоги (подоходный, на прибыль, на имущество и т.д.). Но власть любит косвенные налоги за то, что они скрывают от человека, сколько он действительно платит государству. «Прямые налоги побуждают каждого контролировать правительство, косвенные – уничтожают стремление к самоуправлению», – так учил Карл Маркс, революционер и основоположник теории прибавочной стоимости.

Уважаемые члены жюри, войдите и оцените
работу по 10-бальной системе голосования:
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10